Новини
Останні події, новини зі світу юриспруденції,
інформаційні статті
02.08.2019
АВТОР: Сергей Попов

Отграничение кражи от присвоения находки: решение Верховного Суда

Присвоение оставленного или забытого имущества при определенных обстоятельствах считается кражей, а не находкой.

Коллегия судей Второй судебной палаты Кассационного уголовного суда в составе Верховного Суда 6 июня 2019 года в деле № 592/9008/17 отграничила  кражу от присвоения находки.

Завладение имуществом, которое фактически не вышло из владения собственника (оставленное или забытое) лицом, знавшим, кому принадлежит имущество, предполагавшим, где находится владелец, и осознававшим, что он может вернуться за ним, следует расценивать не как присвоение находки, а как кражу чужого имущества.

Обстоятельства дела

Гражданин Украины, находясь в помещении букмекерской конторы, увидел, как у человека выпал из рук мобильный телефон. Пользуясь отсутствием внимания со стороны сторонних лиц и тем, что его действия оставались незамеченными для окружающих, действуя с корыстным умыслом и с целью собственного обогащения, подошел к дивану, под которым лежал мобильный телефон и поднял его, после чего с похищенным имуществом ушел с места совершения уголовного преступления.

По приговору Ковпаковского районного суда г. Сумы обвиняемый был осужден по ч. 1 ст. 185 УК Украины (кража) к наказанию в виде общественных работ сроком 120 часов.

Определением Апелляционного суда Сумской области от 30 августа 2018 приговор местного суда был оставлен без изменения.

В кассационной жалобе осужденный попросил отменить судебные решения нижестоящих судов в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Он утверждал, что не собирался похищать чужое имущество. Телефон взял, поскольку считал, что он был утерян, и хотел вернуть владельцу. А суды первой и апелляционной инстанций, по его словам, допустили неправильную оценку доказательств уголовного производства и пришли к необоснованному выводу о доказанности его виновности в совершении кражи.

Мнение Верховного Суда

Если присвоение имущества происходит в административных помещениях, пунктах осуществления расчетно-кассовых операций и других общественных местах с ограниченным пространством, в таких случаях следует констатировать презумпцию «заброшенности» вещи ее собственником.

В подобных случаях человек, которой  присваивает вещь, должен понимать, что внешние условия, обстановка, расположение свидетельствуют о том, что вещь фактически не вышла из владения собственника, а лишь оставлена ​​или забыта им.

В отличие от кражи, присвоенное имущество может считаться находкой лишь при условии, что: а) оно выбыло из владения собственника; б) местонахождение этого имущества собственнику неизвестно; в) между потерей имущества и его находкой прошел длительный промежуток времени, который дал владельцу основание считать, что  имущество окончательно утрачено; г) лицо, нашедшее имущество, не было очевидцем потери и само не делало каких-либо активных действий, направленных на изъятие имущества из владения собственника; д) отсутствует возможность выявления (идентификации) законного владельца имущества.

Так, завладение имуществом, которое фактически не вышло из владения собственника, но оказалось по разным причинам в ненадлежащем, но известном лицу месте (оставлено или забыто), лицом, знавшим, кому принадлежит это имущество, где находится владелец вещи и осознававшим, что он может за ней вернуться, следует расценивать не как присвоение находки, а как кражу чужого имущества.

Установленные в уголовном производстве обстоятельства свидетельствовали о том, что подсудимый был непосредственным очевидцем конфликта потерпевшего с другим лицом в помещении букмекерской конторы. В результате конфликта потерпевший оказался на полу без сознания, ему оказывалась медицинская помощь. Подсудимый видел лежащего на полу потерпевшего и, заметив под диваном телефон, сразу определил, что он принадлежит истцу. При этом понял, что телефон выпал вследствие противоправных действий другого лица в отношении потерпевшего, и он может вскоре вернуться за своим телефоном, поэтому тайно похитил телефон и скрылся с  места происшествия.

Кроме того, после завладения мобильным телефоном потерпевшего подсудимый никому из присутствующих посетителей клуба об этом не сообщил, носил телефон при себе, вставил в него свою свою сим-карту, а в дальнейшем сознательно проигнорировал просьбу охранника конторы вернуть телефон

Таким образом, непосредственно исследовав доказательства, дав им надлежащую оценку, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности виновности гражданина Украины в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 от. 185 УК Украины (кража).

Верховный Суд отметил, что поскольку уголовный закон применен правильно, существенных нарушений требований уголовного процессуального закона не допущено, то назначенное наказание соответствует тяжести совершенного преступления и личности осужденного. Поэтому решение Ковпаковского районного суда г. Сумы от 27 марта 2018 и определение Апелляционного суда Сумской области от 30 августа 2018 Верховный Суд оставил без изменений, а кассационную жалобу осужденного —без удовлетворения.

Джерело: Судебно-юридическая газета
1849
ВСІ НОВИНИ НАСТУПНА НОВИНА