Новини
Останні події, новини зі світу юриспруденції,
інформаційні статті
24.09.2020
АВТОР: pravo.ru

Жак Вержес – адвокат террора

Жак Вержес (Jacques Vergès) – пожалуй самый знаменитый адвокат Франции, и самый противоречивый юрист в мире. В качестве его клиентов выступали самые кровавые террористы 20 века, диктаторы и нацистские преступники, за что он получил прозвище «адвокат дьявола»,  а свою автобиографию назвал при этом «гениальный ублюдок».

Родился Жак Вержес 5 марта 1925 года в Сиаме (нынешний Таиланд) в семье французского дипломата и вьетнамки. Детство он провел на острове Реюньон, заморском департаменте Франции. В 1942 по настоянию отца он отправился в Британию, чтобы там примкнуть к сопротивлению «Свободная Франция» под командованием генерала Шарья де Голля. Принимал активное участие в боевых действиях, разворачивающихся во время Второй мировой войны на территории Франции.

Связать свою жизнь с юриспруденцией заставило убийство его братом-близнецом, Полем, политического оппонента его отца. После этого инцидента Жак Вержес твердо решил, что станет адвокатом.

Изучал право Вержес в Сорбоне.  Благодаря успешной учебе он был избран президентом Ассоциации колониальных студентов. Именно там Жак Вержес познакомился и завел тесные отношения с Пол Потом (будущим коммунистическим лидером Камбоджи), о котором позднее отзывался, как о простом и веселом парне. Также во время учебы Вержес завел хорошие отношения с представителями Африканских колоний Франции, что в дальнейшем сыграло свою роль в становлении молодого адвоката.

В начале 50-х годов началась адвокатская практика Жака Вержеса, и сразу к нему пришел успех. В это время набрало необычайно большую силу движение за независимость Алжила, и Вержес охотно брался защищать алжирских террористов, устраивавших теракты в колониях и метрополии. Он даже вышел из компартии и, приняв ислам, взял себе имя Мансур.

Выступая в защиту своих клиентов, он не придерживался классической линии защиты, доводы строил на том, что несмотря на то, какими бы ужасными не казались преступления террористов, они все равно блекнут на фоне зверств, творивших французскими колониальными властями в Алжире, Тунисе и других колониях. В своих защитных речах, он любил подчеркивать, что Франция и Запад не имеют права учить морали и правосудию кого либо, в виду всего сделанного ими. Каждый судебный процесс с участие Вержеса собирал толпы журналистов, а его речи цитировали газеты. Именно благодаря давлению посредством СМИ, Жаку Вержесу удавалось добиться положительных результатов для своих подзащитных.

На весь мир Вержеса прославило дело Алжирской террористки, Джамили Бухиред, взорвавшей кафе, переполненное французами, которых она считала оккупантами. Сначала Джамили Бухиред приговорили к смертной казни, но благодаря искусно развернутой кампании в СМИ, французским властям пришлось ее помиловать, изменив наказание на пожизненное заключение. Спустя несколько лет ее вовсе освободили. После чего террористка и адвокат поженились.

В 70-х годах Жак Вержес загадочно исчезает и объявляется лишь через 8 лет. Самое интересное, что где был он, не знали даже его родные и близкие. На это счет существует несколько версий, правда, ни одна из них не подтверждена каким либо образом. По первой, Жак Вержес принимал активное участие в построении режима «красных кхмеров» в Камбодже вместе с Пол Потом. По второй, эксперты и историки сходятся на том, что он проходил обучение в КГБ по части дестабилизации политической обстановки в Западной Европе. Касательно того, что Вержес являлся агентом Советского режима, выдвигались версии и до 70- годов, однако они не нашли никакого официального подтверждения. Однако стоит отметить, что на протяжении все своей карьеры Жак Вержес неоднократно защищал, поставленных Советами, «борцов за свободу» и других антизападных лидеров.

Вернувшись из ниоткуда, Вержес продолжил защищать террористов. Среди его клиентов значился Ильич Рамирес Санчес по прозвищу «Карлос Шакал», нацистский преступник Клаус Барбье, известный как «Лионский мясник», множество палестинских сепаратистов.

Также Вержес консультировал Слободана Милошевича и Саддама Хуссейна, принимал участие процессе над «красными кхмерами».

Не смотря на свои радикальные взгляды, все же Жак Вержес запомнился всем, как очень талантливый и пламенный оратор, его авторству приписывают  множество крылатых фраз. Одна из них: «Выбирая между псами и волком, я всегда буду на стороне волка, особенно, если он ранен».

Умер Жак Вержес  15 августа 2013 года в Париже в своем особняке ХVІІІ века.

О его жизни еще в 2007 году был снят известный документальный фильм «Адвокат террора».

Жак Вержес О детстве, армии и начале карьеры :

Мои детские воспоминания связаны со страной, где цветные люди должны были отходить в сторону, когда по улице шли европейцы.

Воевать мне казалось делом более чем рискованным, но того стоящим, тем более война велась под командованием генерала, приговоренного к смерти. [Вержес сражался под командованием Шарля Де Голля.]

Я мог наскочить на мину и остаться кастрированным – это был один самых больших моих страхов.

Единственное ранение во время войны я нанес себе сам, когда открывал ножом устриц.

Когда я в первый раз был общественным защитником, передо мной оказался мелкий преступник. Я сказал себе: “Этот тип – это я. Могу ли я сделать тоже самое, что и он, окажись я в схожей ситуации?” Тогда я понял, что это мое призвание.

Жак Вержес о деле Джамили Бухиред :

Они [обвинение] были не способны понять нас [защиту], но мы могли понять их, видеть как поворачиваются их маленькие мозги.

Когда в суде французская публика начала кричать мне: “Китаец! Китаец!”, я обратился к судье: “Ваша честь, должен ли сказать этим людям, что когда их предки ели желуди в лесу, мои уже строили дворцы?”

На том суде у меня родилась идея “разрушительной защиты”. То есть судья, например, скажет “вы француз”,  а обвиняемый скажет “я алжирец”, судья скажет “вы член банды злоумышленников”, обвиняемый скажет “я член ассоциации сопротивления”, судья скажет “вы совершили преступление”, а ему в ответ — “я казнил предателя”. Тогда становится ясно, что никакой диалог невозможен.

Один из французских адвокатов спросил меня, дорожу ли я жизнью своей доверительницы. Я сказал, что больше, чем своей. Тогда он посоветовал мне всколыхнуть общественность.

Если бы хотя бы один из подсудимых был казнен, я бы мстил. Я мог добиться встречи с одним из высокопоставленных французских чиновников, и я воспользовался бы моментом и убил его. Только тогда я мог бы жить в мире с самим собой.

Жак Вержес о сути судебного разбирательства :

В суде далеко не всегда нужно говорить правду, вы и сами это знаете.

Хороший процесс, он как пьеса Шекспира – произведение искусства.

Красоту судебного процесса можно оценить только спустя некоторое время после приговора. По шлейфу, который будет тянуться за ним.

В каждом процессе перед публикой разворачивается драма, дуэль между защитой и обвинением. Каждая сторона рассказывает историю, которая не обязательно является правдой, но теоретически возможна. В конце кого-то признают победителем, но это не имеет никакого отношения к справедливости.

Суд – это магическое место, это коробка с сюрпризами.

Я верю, что у каждого есть право на справедливый суд вне зависимости от совершенных преступлений.

Судьи похожи на поваров, которые не любят, когда другие смотрят, как они готовят.

Жак Вержес о своих знаменитых клиентах :

Между нами возникли чувства, но мы целомудренно скрывали это до освобождения Джамили.

В студенческие годы я дружил с Салотом Саром, который позже начал звать себя Пол Потом. Он обожал поэзию Артюра Рэмбо, его до глубины души трогали его стихи. А еще он не был лишен чувства юмора.

Если бы Клаус Барбье попросил меня заявить о превосходстве арийской расы во время последнего слова, я бы отказался. Я же мэтр Вержес, а не оберштурмфюрер.

Я ношу память о каждом клиенте внутри себя.

Алкоголь запрещен в тюрьмах, но я нашел способ передавать его тем клиентам, кто просил меня об этом. Мороженное в передаче я поливал арманьяком.

Публика любит развешивать ярлыки “монстр”. Но монстров не существует, так же как и абсолютного зла. Мои клиенты – такие же люди с двумя руками, двумя глазами и своими эмоциями. Именно это делает их столь зловещими.

Что отличает человека от животного, так это способность говорить от лица зла. Преступление – это символ нашей свободы.

Жак Вержес о политике :

Для меня Франция – это не колонисты, это – Монтень, Дидро и французская революция.

Власти США и Ирака связаны настолько, что нельзя судить одного правителя и не судить другого.

Я бы согласился защищать Гитлера, я бы согласился защищать бен Ладена. Я бы согласился даже защищать Буша-младшего, но только если он признает себя виновным.

В Камбодже не было никакого геноцида.

Жак Вержес о профессии адвоката :

Если вы попадете к доктору, который не выносил бы кровь, гной и раны, то это будет не тот человек, что вам нужен. То же самое и с адвокатом, который не любит преступников и диктаторов.

Спасибо моему ремеслу, я теперь знаю точку зрения террориста и полицейского, преступника и идиота, девственницы и нимфоманки. Это расширило мой кругозор.

Как адвокаты мы имеем огромное преимущество перед врачами – можем сказать человеку: “Я не хочу тебя защищать”. Но если мы соглашаемся, то должны сражаться когтями, чтобы защитить его, используя закон и весь наш опыт.

Жак Вержес о себе :

Выбирая между псами и волком, я всегда буду на стороне волка, особенно, если он ранен.

От меня невозможно избавиться, начав против меня судебное разбирательство.

Весело, что в современном полицейском государстве никто не смог меня найти на протяжении 10 лет.

Когда уходишь в подполье, нужно прервать все связи, особенно с самыми близкими людьми. Я уничтожил все документы, срезал бирки с одежды и отказался от своей привычки курить трубку.

Вы знаете, я против судов Линча, хотя линчевание – свойственная людям вещь.

Я не способен ненавидеть.

Когда зовешь собаку, она приходит. Но я принадлежу к семейству кошачьих.

Использованы материалы Independent, Der Spiegel, Quotidien d’Oran, France24, Foreign Policy, Front Page Magazine, BBC, а также документального фильма “Адвокат Террора”.

Джерело: pravo.ru
556
ВСІ НОВИНИ НАСТУПНА НОВИНА